Коллектив «Бело платно» два десятилетия исполняет музыку Косово. Концерты сербов в России ждут все, кто любит славянскую этническую музыку. В этом году их выступление украсило и без того насыщенную отличными исполнителями афишу фестиваля «Николин день». Три для в московском парке «Красная Пресня» все желающие абсолютно свободно могли послушать Сергея Старостина, Алексея Архиповского, хор «Логос», Алису Тен и многих других. Как потом оказалось, основатель «Бело платно» Владимир Симич поет на клиросе в храме святого Николая в Земуне. Известно, что в Сербии, как и у нас, это очень почитаемый святой. Помимо многих церковных праздников, у сербов еще отмечается «крестная слава» – именины всей семьи. Многие сербские семьи празднуют крестную славу святителя Николая.

Когда «Бело платно» исполняли «Густа ми магла паднала» грустную композицию о тяжелой судьбе сербов с Косово, мне показалось символичным, что над сценой сгущался туман, о котором также идет речь в песне. Во время интервью с основателем коллектива Владимиром Симичем мы сидели на берегу реки, протекающей в бывшей дворянской усадьбе «Студенец», на территории которой сейчас располагается парк. Пока музыканты отдыхали после выступления мы поговорили об истории основания коллектива и русско-сербских связях. Например, радушные устроители фестиваля угостили «Бело платно» настоем из облепихи, редкой ягоды на Балканах. Музыканты попробовали старинный русский напиток впервые. На мой вопрос об интересе к русской кухне, Владимир ответил, что он, конечно, прежде всего, любит сербскую кухню, но и русскую тоже. Из нее он привнес в свое меню гречку, которую готовит на сербский манер. Дальнейшие вопросы уже касались творчества коллектива.
– Сколько времени существует группа и менялся ли ее состав за эти годы?
– «Бело платно» существует с 1997 года. А наш первый концерт состоялся в 1998 году. Мы празднуем 20-летие нашего коллектива. Турне по России как раз приурочено к этой дате. Мы не воспринимали себя как группу. Мы занимались музыкой. Это была любовь к музыке и инструментам, на которых мы ее исполняли. Все мы пели на клиросе в храме. После литургии за кофе или чаем мы садились и играли. И нам говорили: «Вы так хорошо играете, выступите с концертом!». И так это превратилось в то, чем мы сейчас занимаемся. Состав менялся, кто-то принял постриг в монахи. Сооснователь группы, мой учитель – сейчас иеромонах и игумен сербского монастыря. Единственное, что не менялось – это та любовь, с которой мы исполняем мелодии. Гармония, которую мы передаем – это старинная восточная гармония, которая присуща Византии и многим другим народам, как и у нас на Косово.
– Откуда появилось Ваше название?
– Раньше мы назывались «Искон» («Исток», если по-русски). Мы решили, что это немного претенциозно. И тогда сооснователь группы и ныне игумен монастыря предложил название «Бело платно». С сербского языка на русский переводится как «белое полотно». О нем часто поется в сербских народных песнях. Юная девушка, ткет белую ткань, готовя себе приданное, собираясь выйти замуж и создать семью. Еще народ этой метафорой объяснял главные моменты в жизни человека. Когда ребенка крестят, его укутывают в белую ткань, когда люди венчаются их руки обвязывают белой тканью, сват на свадьбе дарит молодоженам белый рушник, и когда человек в конце жизни отходит ко Господу, его родные омывают и облекают его в белый саван. Как символ воскрешения Христа. Много символизма. Но я надеюсь, что мы как группа, достойными этого поэтического названия.
– Почему для исполнения была выбрана музыка Косово?
– Это была моя идея, и моя потребность, как основателя и руководителя группы. Мои друзья говорят, что к этому воззвали мои гены. Мои предки в XIX веке вынуждены были бежать с Косова в Сербию. Мои родители родились в Сербии, я в Белграде, но наша семья помнит, откуда наши корни. Кроме того, музыка Косово отличается от музыки других сербских регионов, который каждый по-своему самобытен. И она мне особенно понравилась. Запала в сердце и душу.
– Вы играете на аутентичных косовских инструментах?
– Для нас важнее всего передать дух традиционной музыки. Мы используем инструменты, которые стали у нас национальными. «Виолина», так по-сербски называют скрипку. В Сербии она заменила лиру и другие национальные инструменты. Народная традиция имеет свой самобытный стиль. Например, листая книги с изображением фресок средневековых сербских монастырей, я обнаружил там «лауту» – лютню. У меня есть своя семейная музыкальная мастерская, которая изготавливает инструменты. Необходим был инструмент с богатым народным звуком. Лютня – один из инструментов с совершенным звучанием. И я хотел на ней играть. Я сделал в мастерской себе лютню – копию той, что я видел на фресках. И это меня сильно вдохновило.
– Чем косовская музыка, на Ваш взгляд, отличается?
– Прежде всего, она является наследием Византии. В это же время я начал интересоваться церковной музыкой, особенно церковной византийской музыкой, которой и сейчас занимаюсь. Наша группа любит исполнять особенные мелодии, не те, что не у всех на слуху. Мы занимаемся музыкой сербов с Косово.
– Насколько я знаю, «Бело платно» не первый раз в России?
– Мы были уже в России в 2012 и 2014 году. Выпустили диск, который записали здесь. Нам здесь очень нравится играть. Россия нас вдохновляет. Сегодня мы выступаем по приглашению клуба «Арт’Эриа» при храме Святителя Николая на Трех Горах. Давно дружим с фестивалем. Мы были первый иностранный коллектив, который позвали на фестиваль «Николин день» – и мы очень рады и гордимся этим. Наши друзья группа «Славяночка» из Твери исполняют не только русские народные песни, но и музыку славян. Мы выступали вместе с ними, они приезжали к нам в Белград на совместный концерт в Русском Доме. Вырученные средства отправились людям на Косово, которым приходится сейчас очень тяжело.
– А возникало ли желание русскую народную песню переложить на косовский мотив?
– Мне очень нравится песня Пелагеи «Пташечка». Это моя любимая русская песня. И мне хотелось бы показать ее сербам, рассказать, что существуют не только известные им «медийные» русские мелодии.
– Двадцать лет на сцене. Ощущаете ли себя классикой?
– Сначала нужно умереть, – смеется Владимир.
– Да, в какой-то степени. Когда мы начинали заниматься музыкой, редко кто играл народную музыку в таком стиле. Мы были одними из первых групп в Сербии, которые выбрали такое исполнение. А сейчас молодежь, которая когда-то слушала нас, создает свои этно-группы. И это для нас главное подтверждение ценности нашей работы.
Текст интервью Елены Натыкиной.
Фотографии Сергея Иванова.

 

Елена Натыкина
Журналист. Путешественница. Считаю, что Балканы - это прекраснейшее место на Земле, которое дарит людям вдохновение!