Ароматы Белграда сквозь призму времен

В старинном районе Белграда Дорчол есть удивительный магазин. История его неотделима от истории самой столицы Сербии. Парфюмерная лавочка «Сава» на улице Короля Петра в доме номер 75 принадлежит «последнему парфюмеру Старого Белграда» – Ненаду Йованов. Приоткрыв дверь в мир запахов, можно отправиться на машине времени в 1954 год.

Для меня было огромной удачей повстречаться с таким легендарным человеком. Интервью с ним украшают издания на многих языках. Журналисты из разных уголоков мира приезжают к нему, чтобы пообщаться. За стеклянным прилавком у стеллажа, уставленного разнообразными ароматами, мы побеседовали с Ненадом Йованов об истории его парфюмерного магазина и моде на ароматы, а также несколькими профессиональными секретами.

– Моя семья начала заниматься парфюмерным бизнесом в 1941 году. За два неполных месяца до того, как у нас, в бывшей Югославии, началась война. Сразу после начала войны мы оказались в оккупации, которая продлилась в Белграде до 1944 года. Люди работали – как могли. Знаете, во время войны это нельзя было назвать полноценной работой – кое-как. После войны люди начали возвращаться к своим занятиям, но это, к сожалению, продлилось лишь до 1948 года. yj3fi2_rhk4

Частный бизнес не был в почёте. Напротив, государство считало, что всё должно быть общественным, что частной инициативы быть не должно. В мае 1948 года у нас национализировали нашу лавку. К сожалению, это был период, когда и общество было уверено, что частная практика существовать не должна. Мы, по сравнению с вами, Россией, страна маленькая, но представьте, что в период между 1945 и 1950 годами были закрыты 30 тысяч частных фирм. Это значит, что 30 тысяч семей остались без средств к существованию, – начал свою историю легендарный парфюмер.

Стены в «Сава» увешаны фотографиями. На полочке в рамке чёрно-белое фото родителей, которые сидят, взявшись за руки.

– Вот, это как раз фотография нашей лавки. Это всего лишь список с основными данными. На обложке одной из книг наша фотография, показывает книги он книги.

– Общество и государство в то время пытались сделать так, чтобы всё оказалось в их руках. Между тем, они поняли, что эта модель неидеальна, и что людям, кроме товаров первой необходимости – продуктов питания, одежды, обуви, и так далее, нужно кое-что ещё – так называемые товары широкого потребления. Очень интересно, что также в мае, в 1954 году, было принято решение о том, что снова можно заниматься частным делом. Тогда наше изначальное помещение, которое находилось возле здания агентства Танюг, оказалось уже занятым. Мои родители нашли вот это нынешнее помещение на улице Короля Петра в доме номер 75. Здесь раньше работал один сапожник, но он ушёл на пенсию. Так что мы здесь с 1954 года.woissj6q8_y

Я оглядываюсь – и словно вижу 1954 год: нарядные дамы в шляпках и перчатках покупают изысканные ароматы, смеясь, поправляют прически…

– Вы видите, что здесь, кроме нескольких деталей, всё так, как будто вы попали в 1954 год. Мои родители вначале не имели финансовых возможностей, потому что должны были возвращать долги. Хоть нам и разрешили заниматься свои делом, но нам ничего не вернули, мы должны были начать с нуля. Так что родители влезли в долги, вернуть которые сначала было тяжело, а потом и клиенты, и друзья, и родные, сказали: «Не меняйте ничего, пусть хоть что-то останется, что было когда-то». Так что у нас и сегодня, кроме пары деталей, буквально всё как в 1954 году.

Захотелось узнать, как в течение многих лет менялись предпочтения к ароматам у жителей Белграда?

– Конечно, оно менялось. Поскольку мне уже много лет, я помню, как было, когда я был ребёнком. Раньше были популярны односложные ароматы. Когда я говорю «односложные», я имею в виду – из одного дистиллята. Если, например, это женские ароматы, то это были: роза, жасмин, сирень, ландыш, – всевозможные индивидуальные дистилляты цветов. Отдельные ароматические композиции уже существовали, но основной спрос был на односложные ароматы. Мужчины использовали запахи цитрусов, табака, лаванды и другие. С течением времени, однако, всё популярней становятся так называемые ароматические композиции. Из всё тех же запахов, но в другой комбинации. Сегодня уже почти нет клиентов, которые запросили бы индивидуальный дистиллят – все ищут композиции.

– Как вы относитесь к тенденции, которая набирает оборот: аромат «унисекс», то есть, и для мужчин, и для женщин, а также к понятию модный аромат сезона? – прозвучал мой вопрос.

– Очень интересно, что первая массовая колонская вода, то есть одеколон – от французского eau de Cologne, или на немецком Kölnisch Wasser, была универсальной. Она не была предназначена специально для женщин или мужчин. Это было универсальное мягкое ароматическое средство для дезинфекции, освежения… некий вид ароматерапии. Это было время, когда люди путешествовали и держали при себе бутылочку Kölnisch Wasser для гигиены, и чтобы умыться. Если заболела голова, эта вода втиралась в соответствующие места. Так что универсальные, а сегодня – унисекс, ароматы существовали и ранее.

belgradskiy-parfyumer-yovanov-4

Примечательно, что в последние годы женская публика специально покупает отдельные мужские ароматы, считая их универсальными, удобными, не чересчур женственными. Я признаю, что, как и все модные направления – будь то одежда, будь то обувь – также и парфюмерия обладает своей модой, которая колеблется, меняется. Были периоды, когда в моде преобладали цветочные, ароматы. Почти нет ни одной мировой парфюмерной компании, которая бы не имела свой цветочный аромат. Цитрусы также выдерживают пробу времени, и вы всегда можете их найти. Кроме цитруса, доминантными нотами у мужчин является табак. Раньше, но редко, случалось, что в женском аромате участвовали древесные компоненты, но теперь это абсолютно нормально. Ориентальные ноты присутствуют постоянно – то больше, то меньше, но они всегда популярны. Больше в женских ароматах, но и в мужских тоже.

dsc_0193

–У Вас очень богатая практика. А какой у Вас на памяти был самый необычный аромат за эти годы?

– Мы неизбежно субъективны. Каждый из нас в той или иной степени субъективен. Вам больше нравится это, мне – это, и наоборот. Мой отец в этом смысле был универсален. Он любил разные ароматы и менял их каждый месяц. Я же, когда речь идёт о запахах, инертен: когда я найду себе аромат, я его использую по несколько лет. Меня удивило мускусное масло. Когда-то это был исключительно компонент для женских духов. Это был где-то 1980-й год, когда вышел мускусный мужской аромат. Американская фирма Jovan выпустила Jovan Musk Oil. Вот вам и мода! Раньше можно было это, сейчас можно и это… Это была настоящая неожиданность.

Существуют такие ароматы, как, например, оригинальный Poison от Dior. Та, первая версия. У него было две категории клиентов, одни испытывали любовь, другие – ненависть. Он содержал яркие ориентальные компоненты, которые у некоторых клиентов даже вызывали мигрень. Но аромат, возможно благодаря рекламе, добился большого успеха. Dior больше никогда не выпускал настолько экстремальный аромат!

belgradskiy-parfyumer-yovanov-11

И самые известные парфюмерные дома делают ошибки. Многие известные мировые ароматы появились по ошибке. Вы знаете, что аромат всегда связывается с тем или иным домом – Dior, Chanel, Armani, Paco Rabanne… Но это дома, которые лишь продают ароматы. Сами ароматы создаются на заводах эфирных масел, где производятся дистилляты. Туда приходят люди из парфюмерных домов, договариваются, дают идею, говорят пожелания, высказывают требования, чтобы было так-то и так-то. Тогда специалисты завода комбинацией односложных эфирных масел создают композицию в нескольких вариантах. На следующей встрече заказчик выбирает или это, или это.

Когда вы по заданию создаёте аромат, вы добавляете, скажем, один компонент. Вам кажется что, чего-то не хватает. Тогда вы добавляете ещё, и, допустим, другой компонент, и ещё один… И доходит до того, что вы перебарщиваете. Мы, на нашем профессиональном жаргоне, говорим – «запах убежал». Между тем, иногда та композиция, которая «убежала», на самом деле оказывается выигрышной. Конечно, в рекламе потом все говорят, что именно это изначально и требовалось. Но многие, многие ароматы в действительности были созданы по ошибке.

belgradskiy-parfyumer-yovanov-9

В Европе в парфюмерных магазинах вы можете найти очень качественные ароматы под относительно неизвестными марками. Но это всего одна серия, которая больше не повторится. Это и есть те «ошибки». Эти ароматы не смогли ответить заданию и договору, но на их производство пошли очень дорогие компоненты. Чтобы их не выбрасывать, их называют неким NN-именем. Но, повторюсь, это могут быть очень и очень качественные ароматы. Французы были первыми, кто начал это использовать.

–А не могли бы поделиться с читателями «Красоты Балкан» как подобрать себе аромат, и как его потом правильно хранить?

– Некоторым клиентам нужны предложения, поскольку они не знают, что им нужно. Я всегда люблю поговорить. Существуют три-четыре основные ароматические группы – «Любите ли вы фрэш, свежий аромат? », «Любите ли вы цветочный запах»… третьим людям нравятся запахи специй. Очень часто – ладан. Это, как вы знаете, смола дерева. Смолы бывают очень разными, с разными запахами.

dsc_0192

Вы знаете о нашей «Белградской ночи» один, два и три? Слышали? Та, которая «Ночь музея». Мне предложили создать аромат, который бы был актуальным, совершенно отличным от других. И организаторы даже мне подали идею имени – «Белградская ночь». Так как я работаю с людьми и человеческими вкусами, я посчитал, что одного аромата будет недостаточно, поэтому я создал три. Это абсолютно аутентичные ароматы.

Тут Ненад Йованов профессиональным жестом распыляет аромат, давая человеку, насладиться запахом и выждать время, пока тот  раскроется на коже.

belgradskiy-parfyumer-yovanov-12

– Существуют некоторые основные вещи. Аромат заканчивается относительно быстро, но если вы хотите тратить его медленно, нужно соблюдать эти основные правила. Ароматы не терпят света, их следует хранить в оригинальной таре в шкафу или на полке. Затем – чересчур высокая температура недопустима. Комнатная температура, конечно, подходит. Когда вы посмотрите на бутылочку в 20, 30, 50, 100 миллилитров – вы истратите её содержимое за разумный период, когда разница в запахе самого аромата будет незаметна. Но если вы купите какой-то аромат и храните его годами, он постепенно меняется. Он окисляется. Окисление изменяет запах аромата. У одних ароматов это изменение незначительно, а у других – запах становится почти неприятным. Вы почти нигде не найдёте срок годности, это делается специально. И ещё одно. Поскольку запах аромата постепенно меняется, то ваше чувство запаха также постепенно адаптируется, вы принимаете, как само собой разумеющееся, что это именно тот самый запах. Если бы вам в этот момент дали новый флакончик с тем же самым ароматом, вы бы удивились, насколько он другой.

dsc_0194

 

– А какой аромат ассоциируется у вас с городом Белградом?

– Наверное, потому, что я здесь живу уже давно, для меня это традиционные ароматы, такие как «Chanel №5», «Белградская ночь 2»… ведь это немного ретро. Признаю, возможно, это связано и с годами. Любое человеческое тело, мужское или женское, неидеально для ароматов. Многое зависит, во-первых, от природного запаха персоны, конечно, гигиена подразумевается, а во-вторых, даже более важно,– это pH-кожи. Он может зависеть и от нашего питания. То, что мы чаще всего едим, мы потом через поры выпускаем. Поэтому один и тот же аромат на разных людях может пахнуть по-разному. Если у вас тип кожи с базовым уровнем pH, то вам может подойти любой аромат. Если же у вас кислая кожа, то вы ею выключаете отдельные компоненты в аромате, так что целая композиция на вашем теле оказывается совершенно другой по запаху.

В конце нашего интервью Ненад Йованов предложил мне выбрать понравившиеся духи. Я остановила свое внимание на мужском и женском ароматах: чувственном «Сава» с нотами ладана и пленительной изысканной «Белградской Ночи-2», со шлейфом ностальгии.

Выходя из красных дверей парфюмерии, в облаке ароматов, и идя по Дорчолу, я задумалась: «Чем же пахнет Белград?»

Для кого-то Белград пахнет чисто выстиранной одеждой и свежестью, для кого-то чашкой кофе в морозное утро с видом на горы, для кого-то мечтами о любви… Для меня же Белград всегда будет пахнуть моей первой белградской июльской ночью, проведенной в городе, когда я гуляла вокруг храма Святого Саввы, а фонари освещали мне путь в новую жизнь…

Текст Елены Натыкиной специально для «Красоты Балкан»

Спасибо за организацию и перевод Андрею Козлову Senica.ru

Елена Натыкина
Журналист. Путешественница. Считаю, что Балканы - это прекраснейшее место на Земле, которое дарит людям вдохновение!